Get Adobe Flash player


lastday.club





Главная | Регистрация | Вход
Форма входа
Логин:
Пароль:

Забыл пар. | Регистрация

Категории раздела
Рассказы [16]
Полезная информация [0]
Опрос
Готов(а) убить зомби?
Всего ответов: 137
Мини-чат
Статистика

Всего на базе: 1
Странников: 1
Команда "Антизомби": 0
Сейчас Онлайн







Нас сегодня посетили
Главная » Рассказы » Рассказы

Каникулы Мертвецов
Название: Каникулы Мертвецов

"Каникулы Мертвецов", Глава 1 «Тишина»

Артём медленно крался вдоль длинного дома, то и дело оглядываясь по сторонам. Несмотря на свой высокий рост, ему всё же удавалось неплохой ссутулиться и «уменьшиться» на одну треть. Он был одет в белую, уже довольно грязную рубашку, заляпанную в чьей-то крови, красный полосатый галстук, чёрные штаны и песочного цвета ботинки. За ним шли ещё двое: Кирилл и Саша - брат и его младшая сестрёнка. Саша была небольшого роста, не больше метра семидесяти, Кирилл же чуть повыше.

Как ни странно, день был солнечным, Апрель. Снег уже давным-давно растаял, птички пели в своё удовольствие. Первый день, как они запели. Сидя довольно-таки высоко, они не думали о происходящем внизу. Для них это была очередная весна, продолжение жизни. Для наших же героев это было что-то новенькое, что-то, что означало конец прежней жизни и начало новой. И, не смотря на то, что та жизнь была опасной: войны, террористические акты, убийства – в большем случае всё это их не касалось; то в этой – борьба за выживание стало всем, им приходилось пережить многое: кровопролитие, смерть, убийство, страдания - всё то, что доселе для них было таким далёким, и каждый думал, что его это не коснётся.

Дойдя до конца дома, они остановились. Заглянув за угол, Артём хлопнул по плечу Кирилла и, завернув за угол, пошёл вдоль стены. Саша с братом остались на месте, присев и оглядываясь по сторонам. Обычный пятиэтажный дом хрущёвской эпохи стоял близ небольшого леса, поодаль от остальных домов, его окружали посаженные деревья, создающие неплохое визуальное укрытие. Некоторые, более тонкие решётки на первом этаже были покусаны, окна разбиты. Выше, начиная с третьего этажа были видны следы пожара, из-за которого часть крыши обвалилась.

На улице была мёртвая тишина, только редкое карканье вороны иногда её разрывало. Раньше ежедневными звуками было мычание этих тварей, хоть и тихое, но ни на секунду не прерывающиеся.

Подойдя к одному из разбитых окон, подтянувшись и убедившись, что там никого нет, Артём влез в комнату. Это была кухня, осколки стекла и посуды валялись на полу, на газовой плите стоял старый алюминиевый чайник. Тишина. Найдя интересным только чайник и пару банок консервов, он положил их в рюкзак и прошёл внутрь квартиры, обыскивая все шкафы и кладовые. Дойдя до коридора, его взору открылись две закрытые двери, слышался едкий и до коликов в носу знакомый запах. Достав из рюкзака кусок материи, смочив водой, он повязал её на лицо, крепче сжал в руках ломик и подошёл к одной из дверей. Он прислушался, затем подёргал ручку двери. Поняв, что дверь заперта, через пару секунд он уже стоял в метре от неё. Ударом ноги он вышиб дверь, резкий запах тухлятины, даже проходивший через мокрый платок, ударил в его нос. Это была маленькая спальная комната, с кроватью, компьютерным столиком, шкафами, стены были обклеены разными постерами музыкальных групп и певцов. На полу лежал порядком разложившийся труп девочки. Одна из первых заразившихся.

Эта, так называемая, первая волна была недолгоживущей, но это с лихвой восполнялось скоростью их перемещения. Живя всего лишь два дня, эти твари не стояли на месте, они были постоянно в движении, весь их организм работал в разы лучше человеческого: обострялось зрение, слух, обоняние, они могли бежать без остановки, как будто слово «усталость» им было незнакомо. Хотя их сила и оставалась прежней, но даже такая маленькая девочка могла без остановки бить человека, нанося один за другим удары, пока тот в конечном итоге не умирал. Конечно, эти твари обладали неким интеллектом, они понимали, когда человек терял сознание, умирал, они могли различать мёртвых и живых, даже собирались небольшими группками из двух-трёх особей. Но дни их были сочтены, и вскоре всех их настигла одна и та же участь.

Секундой позже того момента, когда Артём выбил дверь в первую комнату, послышались беспорядочные удары по двери из другой комнаты. Через мгновение слетела одна петля, и дверь накренилась в сторону Артёма. Ходячие. Увидев живого человека, они рассвирепели, начали усердно биться в дверь, выть, рычать. Артём стоял, как вкопанный, и смотрел на них. Дверь всё сильнее расшатывалась. Вдруг Артём почувствовал, что его кто-то схватил за плечо и резко потянул на себя. Кирилл. Секундой позже дверь рухнула на то место, где недавно стоял наш герой. Существа. Их было не меньше десяти, столпившись у входа и не видя ничего, кроме этих двух людей, шли на них, спотыкаясь, падая, мешая друг другу.

-Ты что стоишь-зеваешь, с ума сошёл? Давай, бегом! – прокричал Кирилл. Артём опомнился и, вскочив на ноги, побежал что было сил за своим другом, некоторые из этих тварей уже поднялись на ноги, а некоторые уже начали движение, дольно таки быстрое. Выскочив из окна, парни завернули за угол, где их ждала Саша с бутылкой в руке.

Послышался грохот падающих тел, затем рычание и рёв.

-Быстрее, они уже вылезли! Саша, зажигай! – Саша кивнула и подожгла тряпку на бутылке.

Шустрые.

Шустрые – это те заражённые, которые могут бегать. Хотя по свирепости и неутомимости они не уступали тем, что были из первой волны, но они до такой степени тупые, что отделаться от них не составляет особого труда, если будешь плутать меж зданий, запутывать их. Но если уж они тебя не потеряют из виду – живым уйти от них почти невозможно.

-Дуйте на запаску, - приказным тоном сказал Кирилл, забирая бутылку у Саши, - дальше в школу, смотрите – не приведите никого туда, - из-за угла показалась первая фигура, остановившаяся и смотрящая по сторонам, резко поворачивая голову то в одну, то в другую сторону, заметив троицу, с дикими воплями он побежал на них, - я вас догоню. Бегом!

-Но Кирилл… - испуганно проговорила Саша.

-Бегом!! – перебил её брат. Артём и Саша побежали в сторону леса. Позади них послышался шум разбивающейся бутылки, затем визги и вопли тварей. Артём бежал впереди, за ним Саша. Она обернулась и застыла на месте.

-Кирилл!! – прокричала она, и уж было бросилась обратно, как Артём схватил её за плечо и повернул к себе.

-Пусти! Нам нужно ему помочь! Пусти!! – кричала она.

-Стой! Нельзя! Посмотри, там десять этих тварей как минимум, если мы сейчас не уйдём – мы вообще не уйдём! Кирилл умный парень, он выберется, я знаю,… я уверен в этом! Давай, побежали, мы встретимся с ним в школе, я обещаю! – Артём держал Сашу за плечи и смотрел в её детские, наивные глазки. Она была готова разрыдаться в любой момент. Хоть ей и было шестнадцать лет, она всё ещё была ребёнком. Саша кивнула. Взяв её за руку, он побежал к забору, там, где лежала лестница. Подставляя лестницу к забору, он краем глаза поглядывал на Сашу. Она стояла и смотрела на пожар, который окутывал ту самую хрущёвскую пятиэтажку, то место, где были эти твари, то место, где стоял её брат. Подставив лестницу, Артём окликнул девушку. Та обернулась и подбежала к забору.

Невдалеке послышались вой и крики. Заражённые. Они были уже близко. Саша быстро залезла по лестнице и спрыгнула с противоположной стороны. Слышался топот большого количества ног. Крики становились всё громче и громче. Шустрые. Они уже были в нескольких десятках метров от наших героев. Артём полез по лестнице. Вдруг, его крепко схватила чья-то рука, его пульс участился, глаза расширились, он обернулся – Кирилл. Окровавленный, расцарапанный, он стоял, вцепившись одной рукой в ногу Артёма, и смотрел на него взглядом безнадёжности, беспомощности. Часть второй руки отсутствовала до локтя. Артём спустился на лестницу. Саша стояла по ту сторону забора, слёзы покатились по её щекам. Кирилл, кашляя и тяжело дыша, снял свой рюкзак, протянул его Артёму, тот сразу же взял его. Они молча смотрели друг на друга. Кирилл протянул другу руку, тот медленно, неуверенно протянул ему в ответ. Они обменялись рукопожатиями. На лице Кирилла вдруг появилась небольшая улыбка. Он резко вырвал руку и побежал в обратную сторону. Артём стоял и смотрел ему вслед. Затем перелез через забор, спихнул лестницу и, взяв Сашу за руку, побежал к корпусу экстерната. Вдалеке послышались крики, рёв, стоны, через пару минут они затихли.

Тишина.

-----------------------
"Каникулы Мертвецов", Глава 2 «Ответы на вопросы»

Артём и Саша находились в полутёмной комнате интерната, по кроватям и тумбочкам можно было сказать, что находятся они в спальне. Луна в эти дни светила очень ярко, наверное, так казалось из-за того, что всё электричество в городе было отключено. Столица была погружена в темноту, никогда до этого момента на неё не опускавшуюся. Артёму даже непривычно было видеть Москву без света, ведь даже тёмной ночью, если не горел свет в квартирах, то на улице фонарные столбы всегда были включены.

Прислонившись к кровати, они сидели у окна, хоть это и противоречило почти всем правилам поведения в нынешних условиях, но не смотреть на это небо, безоблачное, наполненное миллионами звёзд, мерцающих, и так притягивающих взгляд любого, кто на них посмотрит, было невозможно.

Прохладно.

Саша спала и, пристроившись поудобнее и опустив голову на плечо Артёма, тихо посапывала. В голове у Артёма вертелось много мыслей, воспоминаний, все они путались, мешались, наплывали одни на другие, что сосредоточиться на каком-то одном было крайне тяжело. Ему вспоминались его семья, дорогие ему люди, друзья, девушка. Что с ними? Где они сейчас? Встретится ли он с ними ещё или нет? Он не знал.

С того момента, как всё это произошло, прошло три дня. За это время изменилось почти всё, в том числе и люди. Три дня становления новой личности, редактирование файла и переписка почти с самого начала. Артём видел, как на его глазах парень его возраста, раньше тихий, спокойный мальчик, не ввязывающийся ни в какие передряги, яростно долбил молотком голову одного из этих существ. Другие же напрочь слетали с катушек, орали, грозились перерезать друг друга.

Инфекция показала людей такими, какими они были на самом деле. Все черты характера и личности были видны, как на ладони.

-Как действовать дальше? Кирилл умер, а ведь на нём мы держались эти пару дней, он говорил, что делать, он принимал правильные решения. А теперь его нет. Что мы будем делать дальше? – он глубоко вздохнул, Саша что-то пробубнила сквозь сон и снова начала сопеть.

Саша. Она единственная не изменилась после всего этого, единственная осталась прежней, она одна сохранила в себе… человека. У неё были тёмно-русые волосы, серо-зелёные глаза, она была одета в жёлтую футболку с каким-то рисунком, который уже нельзя было разглядеть из-за грязи и крови, светло-синие джинсы, кеды и лёгкую кожаную коричневую куртку, цветом очень похожую на цвет её волос. Саша обладала каким-то специфическим характером: настоящий ребёнок, простая, немного наивная, весёлая и добрая. Есть такие люди, на которых посмотришь и сразу же улыбаешься. Такой и была Саша. Для Артёма она стала родным, почти единственным человеком, который был ему дорог. Именно её, этот «лучик света в тёмном царстве», он берёг как себя самого.

Он откинул голову назад, лёгкий ветерок скользил по его лицу.

-Что предпринять дальше? Взять всё под контроль. Иметь слаженную команду. Это - то же самое, что иметь хорошую, боеспособную армию. Ведь если всё не взять под контроль, то одни перегрызут другим глотки, другие будут нести идею анархии в свет, круша и ломая всё на своём пути, третьи вообще покончат жизнь самоубийством. Кирилл держал всё под своим контролем. Он имел нехилый авторитет в классе, да и в школе в целом. Не удивительно, что все делали то, что он говорил. Кто теперь займёт его место? Дима? Слава? Я? Но смогу ли? – думал Артём, смотря на лесную чащу. Лунный свет ровно ложился на кроны деревьев. Стало прохладнее. Пытаясь не разбудить девочку, Артём стянул с кровати плед и накрыл им себя с Сашей.

Где-то вдали послышался вой – Артём сквозь сон почувствовал, как Саша встрепенулась и прижалась к нему. Через полминуты послышался ещё вой, ближе. За воем последовала стрельба. Саша прижалась к нему ещё сильнее. Артём чувствовал, что она вся дрожит, чувствовал биение её сердца. На улице послышались крики и мольбы о помощи вперемешку со звуками выстрелов, затем тишина. Артём чувствовал, как что-то горячее падает на его плечо. Он поправил плед и крепко обнял свою спутницу.

-Всё будет хорошо, - прошептал он ей тихо на ушко. Она кивнула.

-Так что же делать дальше? – опять прозвучало у него в голове, - Выживать. Единственное, что можно сделать. Доказать, самой матери Природе, что человек способен приспособиться и выжить даже в такой сложной ситуации, как эта. Доказать, что он имеет право находится на этой земле.

--------------------------------
"Каникулы Мертвецов", Глава 3 «Былое»

Проснувшись, он потянулся, на его коленях лежала Саша и всё также тихо сопела.

-Доброе утро, соня, - с улыбкой, легонько теребя её за плечо, проговорил Артём. Открыв глаза, она зевнула и, потянувшись, улыбнулась Артёму. Собрав свои вещи и прихватив с собою несколько пар пледов, они пошли на улицу. Убедившись, что рядом нет никакой угрозы, Артём взял за руку Сашу и повёл за собой.

Стояло прекрасное солнечное утро: птицы щебетали, в носу слышался запах утренней росы. Обувь с каждым шагом промокала всё сильнее и сильнее. Странно было то, что дойдя на школы, они не встретили ни одного ходячего, ни даже лежачего мертвеца. Артём посмотрел на часы – 8:29. Через полминуты из школы послышался звонок.

-Странно, - подумал Артём, - ведь звонки вместе с электричеством вырубились ещё в воскресенье, на следующий день, после всего происшедшего.

Зайдя в школу, он увидел приветливо улыбающихся одноклассников: Кирилла, Диму, Петю. Артём застыл на месте.

-Кирилл, ты же…

-Что я? Опоздал? Ну и ты тоже, - с улыбкой перебил его Кирилл, - Эй, давай, у нас сейчас экономика, через пару минут пускать перестанет, - уже на ходу договорил он.

Артём побежал за ним. Поднялись на третий этаж к кабинету экономики, Кирилл открыл дверь и из класса ярко и тепло повалил свет на тёмный коридор.

-Полный класс, а сегодня ведь суббота, предканикульная как раз, - задумался Артём, - здесь даже сидят ярые «прогульщики суббот», приходящие в этот день только раза три за год.

Учитель бросил укоризненный взгляд на опоздавших учеников, затем пробурчал что-то типа «садитесь» и дальше уткнулся в доску, на которой чертил пирамиду Маслоу. Все разошлись по своим местам, Артём сел рядом со Славой: небольшого роста, можно сказать, что коренастый, паренёк, с пепельно-русыми волосами и славянскими чертами лица. Он сидел и чертил эту самую пирамиду в своей тетради, затем отложив карандаш, как всегда вяло поздоровался, глядя в доску, типа одолжение сделал.

Артём не обратил на это внимание – слишком уж приелось. Парень-то он был хороший, положиться можно было, только вот неразговорчивый, больше по делу говорящий, не обладает хорошим чувством юмора и часто кидает укоризненные взгляды на шутников. Что ж – такой он по природе, ничего не поделать.

Артём уставился на свой класс – у него было чувство, что он соскучился по ним, что ему некоторых людей в последнее время очень не хватает, хоть вчера, в пятницу, их всех видел и со всеми разговаривал. Он посмотрел на соседний ряд:

-Вот сидит Саркис, такое ощущение, что вечность его не видел, рядом с ним Настя, высокомерная «принцесска», перед ними Даня и Женя… Странно, - подумал Артём, - они ведь все…

Вдруг раздался душераздирающий вопль, затем не менее ужасающие крики – они доносились с противоположного конца этажа. Все обернулись. Крики стали чаще, нет, это даже были не крики, а что-то вроде бы животных звуков... нечеловеческих таких. Стал слышен топот ног, крики становились громче и громче. Сама классная комната находилась где-то в центре коридора, но всё же немного ближе к лестничной площадке, поэтому было слышно как кто-то пробежал мимо класса, крича, через несколько секунд послышался ещё топот, беспорядочный – явно кто-то бежал за ним.

-Все оставайтесь на своих местах, - скомандовал учитель и с недоумевающей миной на лице пошёл к двери. Остановился, прислушался. Крики продолжали доноситься, их стало ещё больше, теперь они были слышны со всех концов школы. Учитель приоткрыл дверь, как она сразу же с грохотом захлопнулась, ударив его по лицу. Послышалось падение, и не только учителя (Стены тонкие – слышно всё). Кто-то явно врезался в дверь и после столкновения не удержался на ногах.

Половина учеников вскочила со своих мест, другие остались сидеть, пялясь то на учителя, то на дверь, тупо ворочая головами с открытыми ртами и хлопая глазами. Один Женя подбежал к учителю.

Артём озадаченно глядел, приподнявшись над партой и облокотившись на неё кулаками:

-Странно, - было в его голове, - я вроде бы помню этот момент, помню, что Женя подбежал к учителю, помню, что…

Сильно ударившаяся дверь не осталась на месте, а медленно и скрипуче отворялась обратно всё это время, и как раз в этот момент размышления Артёма о дежавю в класс с рыком ворвался человек, с головы до ног в крови. Остановившись на долю секунды, он, подобно слепому, уставился вдаль. Человек стоял не прямо, а скорчившись и подавшись вперёд, руки чуть разведены в сторону, а ноги были в таком положении, с которого мгновенно можно сорваться в быстрый бег. Прямо в полуметре от него сидел Женя, и, держа на руках голову учителя, с открытым ртом смотрел на него, явно узнав в нём своего знакомого:

-Коля? Ты…

Тварь, быстро повернув голову в его сторону, не дала окончить вопроса, и накинулось на него. Класс загудел от воплей и криков. Вопил не только упавший Женя, в лицо которого вгрызался этот самый Коля, а ещё и одноклассницы Артёма, просто сидя на месте, крича и изредка замолкая, чтобы набрать воздух в лёгкие и продолжить свой «концерт».

Кирилл, видимо самый первый пришедший в себя, кинулся в буквально смысле сдирать тварь с Жени, опрокинув при это свою парту. Артём ринулся ему на помощь. Еле отцепив, они отбросили его, не очень-то опасаясь за его здоровье, ибо он с хрустом стукнулся об шкаф и сразу же осел, как полный мешок с песком или ещё чем-то в этом роде, поникнув головой.

Лицо Жени было полностью в крови и укусах, а на левой щеке отсутствовал довольно-таки большой кусок, его глаза сделались большими, словно пытаясь вырваться из орбит, он быстро перекидывал взгляд во все стороны.

-Помоги мне, - коротко, как отрезал, проговорил Кирилл, подсаживаясь к Жене, и, достав белый носовой платок, начал прикладывать его к ранам. Женя словно дар речи потерял – единственное, что от него было слышно – негромкое поскуливание каждый раз, как платок касался его лица. Артём поддерживал ему голову. В классе воцарилась мёртвая тишина. Кто-то на задних партах тихо шептался, кто-то просто сидел на месте, отходя от шока. Учитель вовсе потерял сознание и сидел на полу, подпираемый партой. Несколько человек подошли к двери, выглядывая в коридор, крики всё ещё доносились со всей школы.

Женя перестал панически оглядывать всё и вся и уставился глазами на Артёма. Он лежал так ещё минуты две, еле дыша и не говоря ни слова. Платок Кирилла полностью пропитался кровью, и он даже изредка начал его выжимать.

-Да кто-нибудь принесёт мне тут аптечку или нет?! – сквозь зубы рявкнул Кирилл, оглядывая одеревеневший класс. Кто-то подбежал к шкафам, уставленным вдоль задней стены и начал в них рыться. А Женя всё также смотрел на Артёма пронзительным взглядом, чуть всхлипывая и покашливая от попадающей в горло крови, и почти не моргая. Через секунду его взгляд рассредоточился, он будто бы начал смотреть сквозь Артёма, смотреть куда-то на стену.

Подбежал Дима, паренёк небольшого роста, с тёмно-русыми волосами, с большой белой пластиковой коробкой, на крышке которой был красный крест, и протянул её Кириллу.

-Уже не надо… спасибо, - еле слышимо проговорил Кирилл, не глядя на Диму. Он снял пиджак и закрыл им лицо Жени.

-А вот мне не помешала бы! – Донёсся сзади них голос Славы. Он сидел возле учителя, приложив два пальца к его шее.

Тут Артёму пришла, как ему показалась, самая гениальнейшая мысль за весь этот день: надо закрыть дверь.

И как раз в этот момент раздался крик: тварь на подобии той, которая сидела у стены с поникшей головой, влетела в дверной проём и вгрызлась в шею Насти. Рядом с ними стояла Аня, колотя изо всех сил по багровой от крови спине существа кулачками, пока оно не обратило на неё внимания: бросив дрыгающую в судорогах Настю, он накинулся на неё, пригвоздив к двери: девушка завизжала, но сразу же затихла и обмякла, после того, как ударилась головой об край двери.

Артём быстро метнулся к существу и, врезавшись в него плечом, сбил с ног, и вместе с ним вылетел в коридор, стукнувшись об стену. В голове у Артёма всё перемешалось, в глазах потемнело, он ничего не слышал. Затем он почувствовал, как кто-то крепко схватил его за руку и начал медленно её тащить. Он тряхнул головой, и дымка начала потихонечку развеиваться. Его глазам предстала морда твари: бешеные нечеловеческие, животные глаза, всё лицо было измазано в крови, а рот был открыт. Существо пришло в сознание раньше него, но также как и он сильно тормозило. Артём почувствовал, как что-то холодное и склизкое струиться по его руке. Артём перевёл взгляд на свою руку – в неё крепко вцепились две синеватые окровавленные кисти, а прямо между ними на рубашку лилась красноватая жижица - что-то вроде смеси слюны с кровью. Рукав рубашки быстро окрасился в красный цвет и прилип к коже. Рука медленно, но верно подносилась ко рту мертвяка, Артём вдруг понял, что не в силах даже пошевелиться. Как окаменел. Такое ощущение, что эти секунды тянулись как целая вечность. Он будто наблюдал фильм в замедленной съёмке: вот тварь уже шире разинула рот и…вдруг дёрнувшись, рухнула прямо на Артёма.

Сзади стоял Кирилл, в руках у него был стул, а с кончика его металлической ножки свисала небольшая красная капелька, вот-вот готовая упасть. Позади Кирилла стоял Слава, и как только Кирилл нанёс существу удар, и то упало, Слава кинулся к своему соседу по парте, скидывая недвижимое окровавленное тело с Артёма. Вместе с Кириллом они втащили его в класс, посадили на парту. Слава сразу же большими прыжками добрался до двери, затащив в класс ещё и Аню, девушку без сознания, закрыл дверь, сняв со штанов ремень и замотав им ручки дверей – благо класс имел двухдверный выход, одна дверь которого вечно была закрыта.

Суета. Где-то в классе плачет девушка, Кирилл со Славой стоят около двери, пытаясь привести в чувство потерявшую сознание девушку. Дима сидит около учителя, держа в руке его запястье, затем поворачивает голову к Кириллу, окликает его, что-то коротко говорит, затем качает головой. На полу лежи труп, накрытый пиджаком, кровь густой красной лужей растеклась вокруг его головы и вышла за пределы пиджака. Тварь, осевшая мешком, так и недвижимо сидела у стены. У кого-то в классе началась истерика, а если трезво оценить ситуацию, то хотя бы немножко адекватными тут были лишь несколько человек, к числу которых вполне можно было отнести Артёма, ибо он не бегал по классу, рвя на себе волосы и крича во всю глотку. Остальные, либо рыдали, либо молча сидели и тряслись, иногда бормоча что-то под нос. Кирилл подошёл к Артёму:

-Нормально? – спросил Кирилл, глядя на своего друга – тот кивнул. Хотя как всё это можно назвать нормальным?

Артём начал приходить в себя, привстал и повернул голову к окну: солнечная и ясная погода сменилась пасмурной, всё небо заволокло тучами, и начало потихоньку покрапывать.

Крики. Повсюду крики. Нет, даже вопли. Нечеловеческие такие. Где-то вдалеке послышали хлопки, неразборчивые, иногда редкие, иногда частые, изредка прерываемые на секундные паузы.

Кирилл стоял, скрестив руки на груди, и о чём-то говорил со Славой. Вдруг Артём краем глаза заметил, как тело, прикрытое пиджаком, дернулось.

Не успев огласить свои мысли Кириллу и Славе, Артём в ужасе подпрыгнул на парте, оттолкнув её немного назад, отчего обратил на себя всё внимание класса – тело медленно начало приподниматься, пиджак потихонечку начал сползать вниз. Мутные, с белой пеленой глаза уставились на Артёма. Холодный, пронизывающий до мозга костей взгляд, он был таким же, как и у того, что пытался полакомиться его рукой, он был таким же… мёртвым.

Теперь, издав вялый, еле слышимый хрип, существо, которое раньше являлось Женей, приковало к себе взгляды всех в классе. Воцарилась полнейшая тишина. Кирилл со Славой, не шевелясь, стояли с разинутыми ртами.

Тварь, продолжая пялиться на Артёма, издала протяжный тонкий рёв и попыталась встать. Все попытки у неё были неудачными: то она заваливалась на бок, то руки подкашивались и оно опять возвращалось в лежачее положение. Артём первым пришёл в себя и, набравшись смелости, решил последовать примеру Кирилла: стул – размахнуться - ударить. «Живчик», как его уже мысленно окрестил Артём, упал на спину от прямого удара в голову. Но через пару мгновений снова продолжил свои попытки. Артём тоже не стал унывать и опять ударил, на этот раз нанёс удар сбоку. Голова «живчика» дёрнулась, а затем он медленно и грузно начал коситься набок, пока окончательно не достиг пола: на виске красовалась небольшая дырка, из которой вскоре начала литься багровая, почти чёрная струйка тягучей жидкости.

Глаза Артёма были настолько выпученными, что казалось, они вот-вот выпадут из орбит, а сам Артём продолжал наносить удары по голове «живчику», ножка стула уже погнулась, а цвет её стал вместо светло-синего красным.

Удостоверившись, что голова существа превратилась в кашицу, он откинул в сторону стул и обернулся. Весь заляпанный в крови, с бешеными глазами - теперь он сам напоминал одного из этих, не до конца мёртвых, не до конца живых, даже с галстука вот-вот готова была упасть красная капелька…

Настя перестала дёргаться и теперь лежала, сжимая своё горло, из которого сильной струйкой била кровь.

Кромешная тишина.

Теперь дошла очередь и до Насти: её тело дёрнулось, она начала подниматься.

Шаги, остановка, затем опять шаги, опять остановка и глухой звук удара – Настя больше не поднимется.

Вдруг зазвучала музыка на мобильном Артёма - тот и ухом не повёл, стоял как вкопанный с закрытыми глазами. Затем он почувствовал, как кто-то трясёт его за плечо, сильнее и сильнее. Он поворачивает голову и…

Солнечный свет ударил в глаза. Он сидел на полу, возле кровати, а Саша легонько теребила его за плечо с очень озадаченной миной на лице:

-Я тебя уже минут пять добуживаюсь, - надув щёчки и сделав обиженный вид, проговорила она.

-----------------------------
"Каникулы Мертвецов", Глава 4.

Артём посмотрел на часы – пятнадцать минут девятого. Солнце вовсю освещало комнату, а при взгляде на белые стены – так вообще глаза резало. Они собрали вещи, прихватив с собой несколько пледов с близлежащих кроватей. Артём достал мобильный и облегчённо выдохнул – связь всё ещё работала. Он потыкал в сенсорный экран пальцем, затем прислонил телефон к уху.

Гудки.

-А… алё, да? – сонный голос прозвучал на том конце.

-Дим, не спать. - Приказным тоном, еле сдерживая зевоту, проговорил Артём, - У вас там всё нормально?

-Не совсем… Катя… в общем, не всё так здорово, как может показаться. От другой группы вообще ни слуху, ни духу. Ещё одна была уже до нашего прихода тут, разжились прилично. Теперь вот ты позвонил – меня порадовал своим сладким голоском. Да и вообще я вроде бы никого не кусаю, сдерживаюсь, так что всё «ок», - с ехидным, но всё ещё сонным голосом проговорил Дима, - а у вас там что, да как? – Артём отошёл в сторону от Саши, переходя на шёпот и прикрывая телефон рукой:

-Кирилла больше нет…

После недолгого молчания Дима ответил:

-С Сашей всё в порядке? Ты-то как? – его голос переменился, стал серьёзным.

-Да, мы в порядке, сейчас из «запаски» в школу пойдём. Ждите через десять минут.

-Понял. Смотрите аккуратнее – «ходячих» у соседней школы больше стало. Не знаю, что там происходит, но это их привлекает. До связи!

-До связи.

Артём посмотрел на Сашу: она стояла, облокотившись на боковую стену и сжимая в обеих руках свой небольшой рюкзачок с кое-как привязанными шнурками к нему пледом, и, чуть повернув голову, смотрела в окно.

-Саш, - тихо проговорил Артём. Она быстро повернула голову к Артёму, её губы искривились в попытке сделать улыбку. Привычка у неё такая – улыбаться всем, ин смотря ни на что. Но сейчас улыбка не вышла. И в этом её можно понять.

Артём качнул голову в сторону двери, на что она кивнула, и они вместе отправились к выходу.

Спустившись на первый этаж и подойдя к входной двери, они тщательно оглядели территорию – чисто.

Затем они разобрали наспех наваленные вчера парты и, оглядываясь, вышли на территорию «запаски». Не встретив никого, кроме лежащего в тёмно-синей форме охранника, на своём пути, перебрались через забор. Дойдя до небольшого, метров два, углубления в земле, которое тянулось на протяжение почти полукилометра и которое также называли «оврагом», они становились и огляделись.

Никого.

Только птицы щебечут, распевая свои радостные песни.

-Ну да, им-то что, высоко сидят, далеко глядят. Чтоб вам пусто было, - выругался про себя Артём. Затем он посмотрел на Сашу:

-Расстояние – метр. Полная тишина, говорить только в крайних случаях – всё, как учили, - она кивнула, - ты смотришь назад, я вперёд, пол-леса пройдём – меняемся, - она так же кивнула. Небольшая прядь волос упала ей на лицо, Саша сразу же убрала её за ушко.

-Пошли.

Перебравшись через овраг, они снова вошли в небольшой лес, как сразу же остановились. Прямо перед ними лежало тело, которое, услышав их шаги. Часть от живота и ниже – отсутствовала, а лица и вовсе не было. Оно просто было обглодано и только небольшой лоскут кожи со щеки болтался, готовый вот-вот оторваться. За спиной был пропитанный кровью большой, туго набитый рюкзак. Существо уставилось пустыми глазницами на источник шума и тяжело хрипело.

Недолго раздумывая, Артём замахнулся ломиком и ударил.

Хруст.

Тварь повалилась низ и больше не хрипела.

Артём опустился на колено и, сняв свой рюкзак, начал стягивать тугую сумку с тела. Почувствовав на своём затылке недоумевающий взгляд Саши, Артём повернулся:

-Вот через два дня кушать захочется - спасибо скажешь, - и повернулся обратно.

Посверлив затылок Артёма ещё пару секунд, она перевела взгляд к небу, а затем, кивнув пару раз, начала смотреть по сторонам.

Закончив мародёрство, Артём встал, и они снова двинулись в путь.

Дойдя до конца леса, они остановились. Артём достал из Сашиной сумки небольшой бинокль и посмотрел: у соседней школы, которая сейчас была ближе, чем его собственная, стояло приличное количество зомби, в основном за забором, который они, выходя ещё вчера двумя группами, додумались закрыть.

Что-то и вправду их туда привлекает. Может, есть ещё выжившие?

Удостоверившись, что твари, которые находятся вне ограждения – медляки, Артём перевёл бинокль на крышу своей школы: прыгающая и машущая рукой фигура – ну точно Дима.

-Ну, дурак, голову поднимут, и у нашего забора будут стоять, ну молодец, - проворчал Артём.

-Бегом, метр позади, и не оглядывайся, ясно? – повернулся к Саше Артём. Та кивнула, и снова прядь волос упала на её лицо, затем также быстро оказалась за её небольшим ушком. Складывалось ощущение, будто бы это у неё это уже отлажено до автоматизма.

-Пошли!

Как только они побежали, так сразу же исчезла фигура с крыши. Кто бы мог подумать, что на человека, который всегда ведёт себя как полный пофигист, да при нашем положении ещё и шуточки умудряется отвешивать, вполне можно положиться, ибо слов на ветер он никогда не пускал и делал всё по чести.

Медленные зомби – это как черепахи, но которые могут представлять нехилую опасность, если подберутся достаточно близко, так как все физические свойства тех людей, которыми они были до того, как инфекция проникла в их организм, остались прежними. То есть человек, который обладает неплохой физической силой – может об этом особо и не догадываться, и пользоваться не всей своей силой, а только, например, половиной. Зомби же используют физические свойства на все сто процентов, только вот гниение и разложение, а также физические дефекты нехило влияют на них. Поэтому мы получаем зомби с такой же силой, какой он и пользовался, будучи человеком.

Артём с Сашей без проблем проскользнули между зомби и отправились к соседней калитке.

Там их уже ждали Петя с Димой, вооружённые ножками от стульев, у открытых ворот.

Забежав, Артём сразу же скомандовал Пете взять сумки и вместе с Сашей идти в школу, а сам помог Диме закрыть ворота.

Безопасность.

Ворота и сами ворота были решётчатые, так что мельтешить перед голодными глазами не особо хотелось. Уже несколько зомби подходили к заграждению.

Был ещё один забор, который разделял две школы – у него уже столпилось несколько заражённых, протянувших сквозь него свои дряблые и искусанные руки.

Обе школы были зеркальным отражением друг друга, а связывались они через помещения спортзалов. Благо, там уже всё было закрыто и забито спортивными агрегатами, на всякий случай, вдруг двери научатся открывать.

Недолго переводя дыхание, Артём предложил Диму зайти в школу, на что тот, косясь на зомби, охотно согласился.

Лязг закрывающейся железной двери.

Артём глубоко вздохнул.

-А Кирилл, он… - не заканчивая вопроса, Дима посмотрел на Артёма, явно зная ответ.

-Угу. - Кивнул тот.

-Вот блин… - облокотившись и явно помрачнев, проговорил Дима, уставился в стену.

Всё ещё переводя дыхание, Артём посмотрел на него:

-Пойдём, расскажешь мне, что с остальными группами, - с этими словами Артём легонько тыкнул кулаком Диму в плечо и направился в класс.

***

-Не всё так круто, как планировалось, - начал Дима, сидя на парте, - от группы Коваленко ни слуху, ни духу. Звонил на мобильные всем троим – глухо, как в Сибири. Не знаю, записывать их уже в «безвозратные» или подождать ещё денёк… У Ильи, Рыков который, все вернулись, все с припасами, дня на три точно хватит на всех, если умеренно всё поедать. У нас Катю укусили… в лесу, мы её оставили там…

-Оставили?! – вскрикнул Артём, вскочив с парты, - Какого чёрта?

-Успокойся! А что ещё делать было? Их там штук пять было, не меньше, и пара шустриков, а у нас лишь это, - он кивнул на сломанную ножку стула, лежащую на другой парте, - да полные портфели, думаешь, мы бы смогли её отбить?

Артём взял воздуха в лёгкие, чтобы что-то сказать.

-Ага. Ну, отбили бы, и что дальше? Ты помнишь, что было со всеми теми, кто был укушен? Помнишь?! – Чуть ли не крича, продолжил тот.

Артём молчал. Затем присел обратно на парту, скрестив на груди руки.

-Думаю, ты сам понимаешь, что кто укушен, тот уже не жилец, - перейдя на спокойный тон, проговорил Дима.

Артём молчал.

-Ладно, проехали. С Кириллом-то что?

-В дом залезли, искали припасы, твари повыскакивали из всех углов, он нас прикрыл. Взял «Молотов», сказал, чтобы мы валили в «запаску». Его покусали, он и побежал от нас…

-В его стиле, - с досадой в голосе проговорил Дима.

-Да-а, - протянул Артём.

Некоторое время оба молча смотрели рассеянными взглядами в пол.

-Что дальше-то? – нарушив тишину, спросил Дима.

Артём хмыкнул:

-Еда пока есть, пока будем сидеть тихо. У нас все двери закрыты, окна занавешены? – Дима кивнул. – Хорошо. Надо список сделать, кто у нас тут живой.

-Это к Пете, он что-то такое калякает в тетради.

-Это хорошо… С едой вопросы решили, остались вопросы электричества, воды и оружия.

-Вода есть пока, водопровод ещё работает, да и двадцатилитровые бутыли к кулеру – штук сорок точно… Кстати, на счёт оружия, - вдруг повеселев, сказал Дима, - глянь, что есть.

Чуть ли не сияя от радости, он полез за пазуху.

Пистолет. Глаза Артёма приобрели очертания пяти рублей и не собирались возвращаться в обратное положение.

-Да, да, ты, наверное, пытаешь открыть рот и спросить что-то типа «А откуда эта магическая палочка?» - ехидно, в своём стиле, проговорил Дима, - отвечу на твой вопрос – обыскивая кабинеты и дойдя до кабинета ОБЖ-шника, мы обнаружили запертую дверь. Недолго думая, как её открыть, а открыли мы её ногами, мы обнаружили, ну, просто поле брани какое-то. У двери лежало трупов семь, а напротив двери, у стены, сидел сам владелец кабинета, с полностью обглоданными ногами, и, естественно, не один. Да, пришлось помарать ручки и продырявить пару голов, но это было легко - когда они, - он явно задумал, подыскивая слово, - питаются, они ни на что внимания не обращают. Так, нам, кстати, удалось убежать от тех, кто в лесу был… - Он ненадолго замолчал, потупив глава в пол, затем, тряхнув головой, будто бы выбрасывая что-то из головы, продолжил, - Продырявив ещё и голову ОБЖ-шника, мы обнаружили в его руке вот эту маленькую штучку, - он с явным удовольствием повертел рукой с пистолетом, - «макаров», вроде, называется. А в шкафчике обнаружили неполную пачку с патронами, да ещё и одну обойму к пистолету, - он вынул из кармана небольшой магазин.

-Ты стрелять-то с него умеешь? – перебил Артём, входящего в ажиотаж от своей речи Диму.

-Ну, ээ, я… - потерев шею, промямлил тот.

Артём протянул руку к Диме, тот покорно положил пистолет на ладонь.

Лёгкий, маленький. Артём потянул на себя затвор пистолета - патрон с глухим звуком упал на пол. Лязг возвращённого на место затвора. Вынув магазин, он передёрнул ещё раз затвор - ещё один патрон глухо коснулся пола, нажал на крючок, послышался громкий щелчок, затем передвинул флажок предохранителя и положил пистолет на стол. Подняв оба патрона, он вставил их обратно в магазин, который затем вставил в ПМ.

-Это называется «предохранитель», - чуть ли не тыкая боком пистолета Диме в нос, в буквальном смысле этого слова, сказал Артём, - он для того, чтобы некоторые, - он косо посмотрел на Диму, - не отстрелили себе некоторое, засунув эту самую «палочку» себе в штаны. И пальчик, покуда на цель не наведёшь, держи на скобе.

С этими словами он вложил пистолет в руку Димы.

-Я к Пете, ты говорил, он ведёт там что-то. Ты со мной?

Дима кивнул, и они вместе отправились на четвёртый этаж.

Школа изнутри была мрачной, тёмной. Вообще неплохо её оборудовали: все окна были зашторены, все входные двери – заперты. Свет с улицы проникал через небольшие щёлки, в стыке двух штор – так было на нижних этажах. Выше третьего окна в некоторых местах были приоткрыты, и свет проникал внутрь, освещая хоть и не полностью, но большую часть класса.

Большинство зомби ушли из школы за большинством ещё не заражённых на тот момент людей. Почему ещё не заражённых? Потому что когда паникующие школьники с не менее паникующими учителями пытались спуститься на первый этаж и выбраться из школы, они не смогли додуматься, что заражённые были в основном на первом этаже – паника же. Семьсот человек, не понимая этого, пошли на корм. И самое ироничное в этом, что на первом этаже при зачистке не обнаружили вообще никого. Были пару пятен крови, брызги и всё остальное, но ни одного тела, ни даже мельчайшей его части не нашли. Почему всё же ещё на тот момент не заражённые – потому что всех на первом этаже и покусали, а они разбежались, кто куда. Вот и сделали полдела. Не пришлось таскать семьсот тел.

Зачистили школу за день – ножки стульев, всё-таки, хорошо себя зарекомендовали. Было два вопроса: куда деть трупы и как избавиться от жуткой вони. Первый решился быстро – на улице им самое место. Скинули все в одно место, ближе к спортзалу, который сам по себе пристройка к школе, чтобы запах не чувствовался. Со вторым вопросом тоже справились, изолировав некоторые классы и пооткрывав окна на целый день.

Запах, хоть и не сильный, всё же остался, поэтому этажи до четвёртого почти не использовались, кроме первого, да и то только для входа-выхода. Все жилые помещения были на пятом этаже, а на четвёртом устроили в двух кабинетах, которые около лестницы, некое подобие складов.

Пройдя все лестничные пролёты, поднялись на пятый этаж, слышны голоса.

Почти все были в актовом зале, на найденной в подвале газовой плитке уже закипала вода, за готовкой сидел Саркис, парень кавказской национальности, так что готовить он умел. Рядом с ним сидела Аня и всячески учила его. Саркис же явно пропускал всё мимо ушей, на что Аня начинала яростнее кружить вокруг него.

У окна стоял Илья Рыков, новенький, только в первых числах Апреля переведённый в эту школу, высокого роста, почти такого же, как и Артём, рядом стоял Никита, наверное, самый старший из класса вообще. На лице у него была уже чуть ли не полноценная борода, которой он явно гордился. Илья стоял, облокотившись на подоконник, и курил. Никита же стоял с уже наполовину опустошённой бутылкой пива. Откуда только достал?

Поздоровавшись с ними, Артём направился к следующему окну, у которого, сгорбившись, стоял Петя и что-то писал в своём блокноте.

-Пётр? – сделав важное лицо, Артём подошёл к нему, протягивая руку.

-Артемий? Вы ли это? Мои глаза меня не обманывают? Рад вас видеть. - Тоже сделав серьёзное лицо, сказал Петя, хотя губы его уже подрагивали, готовые расплыться в широкую улыбку, но тут же перестали. – Слышал про Кирилла, сожалею.

-Поступил как герой. Потом расскажу. Мне Дима сказал, что ты ведёшь повествование о нас. Можно глянуть?

-Да, конечно. Слушай, тогда зайдёшь на крышу, я просто сейчас дежурить буду, - неловко и застенчиво спросил Петя Артёма.

-Да не вопрос, - с улыбкой ответил тот, затем погрузился в тетрадь с головой.

Первый лист тетради был исписан разными формулами и математическими теоремами, также как второй и третий, на четвёртом же листе были уже дневниковые записи:

«День первый. Суббота. 18:57 по часам на телефоне. Третий этаж. Кабинет экономики.

Эти твари повсюду, сотни их, они всё время орут, не переставая, страшно.

Кое-как заперлись в классе, придвинув шкаф к двери, слышали, как в него бились, но шкаф крепкий, мы в безопасности.

С нами нет больше Василия Ивановича, Жени, Насти.

Все в шоке, Аня только сейчас пришла в сознание.

Убили двух таких тварей. Они умирают, только когда уничтожишь мозг. Артём еле жив остался, одна тварь чуть его не укусила. Пришлось пробить головы Жене и Насте, заодно и Василию Ивановичу.

Суббота. 21:32.

Темно, дождь с грозой, закрыли шторы, твари всё ещё орут, стучат, слышны были крики, но явно людей, быстро прекращались. Выглянул в окно – всё больше этих существ уходят из школы.

Все пытались дозвониться до родных и друзей. Несколько сотовых операторов не работало вовсе, у остальных никто не поднимал трубки… чёртово дерьмо… что с моими родителями?!

День второй. Воскресенье. 6:48.

Никто явно не спал, я тоже не смог сомкнуть глаз. На улице всё ещё дождь, лил, не переставая, всю ночь. Сложили тела в дальний угол, начинают смердить. Всё ещё слышны какие-то визги и крики за дверью.

Страшно.

Воскресенье. 7:03.

Прозвучали будильники, много, сразу же... Где кирпич положить? После этого все спохватились выключить мобильные.

Воскресенье. 8:31.

Как раздался звонок, по всей школе послышались вой и ор.

Холодно. Хочется есть. И не мне одному. По урчанию желудков окружающих могу это сказать точно.

На улице перед школой полно трупов, эти существа… едят их, жрут, как будто бы это чизбургер или что-то подобное....

У окна всё время стоит Кирилл, что-то высматривает. Отходил шептаться с Артёмом, явно был грустный, но старался не подавать виду. Тот понимающе кивнул.

Воскресенье. 11:17.

Сверху слышно, как кто-то чем-то бьёт по полу. Три быстрых, три немного растяжимых, и снова три быстрых удара. Кирилл сразу оживился, бегал по классу, пока не нашёл швабру, начал отстукивать что-то по потолку. Азбука Морзе?

Воскресенье. 11:23.

Кирилл собрал всех парней, сказал всем сломать стулья, парты, вооружиться тем, что достанут, Несколько девушек тоже подключились: Аня и Дарина. Пока что нет времени описывать, кто пошёл, а кто остался, это напишу как вернёмся.»

Тут страницы были украшены красными отпечатками пальцев Пети.

«Воскресенье. 13:27. Первый этаж. Кухня.

Только что вернулись. Боевой настрой быстро угас: как только мы вышли из класса нас встретили два существа, которые в прямом смысле слова уже обгладывали кости того, кто напал на Артёма вчера. Они даже не обратили внимания на нас. Хватило пары ударов каждому по голове.

Огляделись по сторонам: мы ничего не увидели, кроме как лужи запёкшейся крови невдалеке на полу. Двери классов были раскрыты. Кое-где на стенах также были следы крови.

Кирилл скомандовал разделиться на две группы и проверить классы слева и справа от нашего.

Нас пошло одиннадцать человек, остальные были в классе. На этаже почти никого не нашли, только в классе истории с десяток трупов и одного «зомби». Пробили всем головы, закрыли класс. Кирилл сказал Саркису и Диме подежурить у левой лестницы и сделать хоть какие-нибудь заграждения виде парт, поставленных у самой лестнице, Илье и Вове сказал быть у правой лестнице с таким же заданием, Анну и Дарину отправил к окнам в холле наблюдать. Мы же, а именно Кирилл, я, Артём, Карэн, Даня, Никита и Лёша, стали таскать трупы из холла, затем нашего, а потом уже из класса истории к левой лестнице.

У меня нет слов, чтобы описать насколько это было ужасно. Даню и Никиту вырвало, я еле сдержался… До сих пор мутит.

Затащили их в класс, открыли окно и выкинули из них трупы.

Потом Кирилл сказал Никите и Илье оставаться на этаже вместе с девушками, а нам сказал идти за ним.

Мы поднялись на четвёртый этаж.

Выключенный свет, пустой холл.

Как только мы поднялись – раздался звонок. Тут же послышались вопли этих тварей, снизу, вроде, о Господи, как бы я хотел быть глухим, только бы не слышать этот ебучий вопль…

Мы быстро направились к классу ИЗО, открыли дверь. Один ходячий хреначил изо всех сил по дверце шкафа, который уже покрылся кровью и трещинами в местах ударов.

Кирилл его убрал.

Не могу писать. Руки дрожат. Бля.

Воскресенье 13:34. Всё там же.

Ха, звонки не работают. У них получилось!

Фух, и еда есть.

Хорошая новость – нашли сестру Кирилла, Сашу. Забралась в шкаф, как только твари вбежали в класс, затем начала отстукивать каблучком по полу, она знала, что у её брата сейчас урок этажём ниже. Умная девчёнка.

Я с Лёшей, Димой и Саркисом заперлись в столовой. На первом этаже они всё ещё есть. Но именно тут чисто. Есть запасы еды, не знаю, насколько хватит. В основном пирожки и прочие булочки.

Дима сказал про грузовик, который обычно возит обеды. Есть план, надо больше людей.

Всё ещё безумно страшно. Но всё же такое ощущение, что я наблюдаю за собой со стороны, что всё, что я делаю – так и надо. Нет времени на обдуывание…

Воскресенье. 15:07.

Послышались выстрелы, много, на первом этаже, быть точнее – восемь.

Опять вопли… Ох, они сведут меня с ума, жопой чую…

Прибежали Кирилл, Илья и Артём, сказали, что они ничего не успели отключить – электричества уже нет.

Дима рассказал про грузовик теперь уже и пришедшим.

Кирилл одобрил идею, но сказал, что сначала надо зачистить школу, но отложили это на завтра.

Воскресенье. 19:24. Пятый этаж. Актовый зал.

Перекочевали на пятый этаж, перенесли частично еду, завтра ещё сходим за ней. Планируем вылазку в соседние дома. Разделились на группы по три человека.

Я иду вместе с Димой и Катей.

Ох, не думаю, что смогу нормально писать сюда.

Нашли ключи от чердака и от крыши, поставили дозорного.

Кирилл нашёл в классе ОБЖ калаш, вернее макет, посадил всех перед собой и показывал, что с ним надо делать, как чистить, как разбирать…

Третий день. Понедельник. 5:40. Первый этаж. Холл.

Пишу на коленке, сейчас уже все собрались, открыли два выхода. По идее мы должны бежать. У нас четыре группы, по трое человек в каждой. Сначала выйдем по две группы в разных выходы, там уже разделимся, и к сегодняшнему вечеру или завтрашнему утру должны быть тут. У каждой группы по рабочему сотовому. Благодать, что хотя бы один оператор работает, полосатый который. Ну, с Богом.»

Артём на мгновение отвлёкся от тетради, «семейная» разборка Саркиса с Аней набирала обороты, теперь они горлили на весь зал. Саркис, до этого времени, не обращавший на Аню почти никакого внимания, вдруг вышел из себя, кинул половник в кастрюлю и стоял теперь рядом, упершись кулаками в бока, и говорил что-то типа «ну давай, раз умеешь, берись за половник, жопа ты с ручками!».

Теперь Аня стояла у плиты и со спокойным и удовлетворённым видом мешала содержимое кастрюли.

Артём усмехнулся и продолжил читать Петину писанину.

«Понедельник. 21:17. Пятый этаж. Актовый зал.

В пятиэтажке одной набрали полные сумки консервов и разных нужных вещей, не надо было их набивать так сильно. Кати больше нет. Я не думал, что останутся ещё быстрые твари, вроде бы. Мы просто убежали. Она звала, а мы убежали…

Теперь рядом с Катей можно поставить крестик.»

-Крестик? – тихо проговорил Артём. Недолго думая, он пролистал тетрадь до конца и на последней странице увидел выдранный из журнала лист с именами класса. Наверху было написано «Информатика и ИКТ», ниже в столбец фамилии, некоторые были с крестиками на полях:

Бессонов Даниил

Бессонова Екатерина Х

Владимиров Пётр

Глинка Анетт

Дмитров Дмитрий

Ермаков Никита

Жмыхов Евгений Х

Киров Артемий

Коваленко Алексей

Кроменов Кирилл

Курова Виктория

Лесная Анастасия Х

Михайлова Елизавета

Микадзян Карэн

Папазян Саркис

Петров Слава

Орлов Владимир

Рыбова Дарья

Рыков Илья

Соболева Мария

Фомова Елена

Черепашкина Дарина

А ниже было приписано:

Кроменова Александра»

Артём взял лежавшую на подоконнике ручку и поставил ещё один крестик. Глубоко вздохнув, он закрыл тетрадь. Оглядел зал: огромное помещение, с большими окнами, рядом со сценой, которая представляла собой платформу, сантиметров на пятнадцать выше пола, и две красные шторы, которые теперь исполняли роль одеял и лежали на самодельных кроватях – нескольких лавок, поставленных рядом, стояли два пианино, а на одном из них небольшой музыкальный центр. Все занимались своими делами: кто-то занимался своим снаряжение, кто-то, как Аня и Саркис, готовили, кто-то просто спал.

Артём быстро окинул взглядом всех в зале, затем подошёл к Илье:

-А Курова, Микадзян и Фомова где?

-Не знаю, - не глядя на Артёма, ответил тот и, сделав жадную затяжку, добавил, - они не вернулись, и ни слуху, ни духу от них… - он выдохнул.

-Ясно… а откуда это добро? – Артём кивнул на сигарету и на бутылку.

-Тебе Дима не сказал? – уголки губ Ильи чуть приподнялись. – Это называется – хорошо сходили. Принесли из той палатки, что невдалеке от метро, еды дня на два минимум, потом ещё раз сходили, уже за «сладеньким», - он покачал пальцами сигарету.

Вдруг заиграла мелодия, Илья кинул сигарету на пол и быстро полез в карман. Посмотрев на экран телефона, он нажал на сброс.
Категория: Рассказы | Добавил: антизомбик (12.11.2011) | Автор: StCastiel
Просмотров: 929 | Теги: Зомби, antizombie, рассказ про зомби, рассказ, zombie, История, az, зомби рассказы, истории о зомби | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Antizombie® 2017